Мы Родине нашей, как прежде, верны

Река Межа в Нелидове Тверской области была неширокой, не больше 50 метров в русле, но спрыгнуть в ее воды, погрузиться в глубину и вынырнуть на другом берегу, – надо было уметь. И на это надо было отважиться. Десятилетний Витя Макаров пользовался непререкаемым авторитетом у мальчишек – не потому, что учился лучше многих и его отец был ответственным партийным работником, а потому, что в Меже чувствовал себя как рыба в воде и был единственным среди сверстников, кто легко «переныривал» реку.
– Вот кто у нас может перенырнуть Межу! – одноклассники показывали его всем новым знакомым и приезжим, как достопримечательность, и этот особый ореол поддерживался и другими его спортивными успехами. В отрочестве он и предположить не мог, что в военном училище преуспеет в боксе, а позже станет чемпионом военно-педагогического института по спортивной гимнастике и будет удерживать это звание четыре года подряд.

На окраине разлуки, на околице беды

Его взрослое детство пришлось на военное лихолетье. Старший из пятерых детей в семье Виктор стал главной опорой мамы, когда отец ушел на фронт.
В Нелидове у Макаровых был большой дом, большое подворье, и всё пришлось оставить, когда эвакуировались в Мордовию. Мама, Мария Семёновна, долго не могла устроиться на работу, и бывали дни, когда буквально было нечего есть. Всемером – мама, пятеро детей и бабушка Степанида Ильинична теснились в одной комнате. Такие же, как они, бездомные, обездоленные войной, прибывали эшелонами, и все пытались найти работу. Мало было горя, что война, так, помимо постоянного головокружительного голода, донимали еще морозы и сугробы. В слой искрящегося на солнце льда, покрывавшего оконное стекло, вмерзали шторки.

Когда на базаре удавалось обменять что-то из вещей на пару стаканов ржаной муки, мама пекла круглую, плосковатую ковригу, и для детворы наступал праздник. Огонь в печке, от которой исходил умопомрачительный запах счастья, тоже словно облизывался, когда пожирал щепочки. Все собирались за столом в предвкушении долгожданной снеди, украдкой трогая горячую корочку. Горячий хлеб был слишком тяжелой едой для постоянно голодных детей, и только остуженную ржаную ковригу мать строго и сурово резала на аккуратные ломти. Бабушке Степаниде Ильиничне, старшему сыну Виктору и заболевшей младшей дочке Але доставались куски потолще. Зоя, Володя и Эрик получали поровну, а себе хозяйка пододвигала что уж останется. Спасением для семьи стало, когда Марии Семёновне предложили кашеварить в бригаде лесорубов, и вечерами разогревались на печке остатки горохового или грибного супа на радость домочадцам.

После вкусного супчика охватывало мечтательное настроение, и верилось, что скоро обязательно кончится война, приедет с фронта папа, по которому все они очень скучали. Виктор вспоминал, сколько радости было, когда отец вернулся с Финской войны с орденом Боевого Красного Знамени. Про 138-ю Краснознаменную дивизию, в которой воевал отец, один фронтовик написал стихотворение. Виктор его выучил наизусть и потом звонко читал перед всей дивизией: «И трое суток длился бой, жестокий, жаркий, неустанный».

Капитан Роман Иванович Макаров почти всю войну служил на переднем крае в противотанковой артиллерии, а его эвакуированная семья не знала, где он и жив ли? Только в начале 1944 года удалось восстановить ему связь с родными, а увидеться так и не пришлось. Отец погиб 21 июля 1944 года на огневой позиции противотанкового орудия у деревни Пелице Каменецкого района Брестской области. Кавалер ордена Боевого Красного знамени, двух орденов Красной Звезды, двух медалей «За отвагу» был похоронен в братской могиле.

Отец не раз говорил старшему сыну: «Как бы мне хотелось, чтобы ты стал или командиром, или политработником в армии! Ты был бы у нас военным уже в третьем поколении. Ведь твой дедушка Иван Иванович Макаров двадцать пять лет служил еще в царской армии». Завет отца, конечно, был решающим при выборе профессии. Но сначала Виктор Макаров поступил в техникум механизации и электрификации сельского хозяйства в Беднодемьяновске Пензенской области. Надо было помогать матушке, растившей пятерых детей и бережно опекавшей свекровь, бабушку Степаниду Ильиничну. А в военное училище тогда принимали только со средним или средне-специальным образованием.

Время выбрало нас

В этом году председатель Совета старейшин Московского Дома ветеранов войн и Вооруженных Сил, генерал-майор В.Р. Макаров отметил 85-летие. В таком возрасте с внешности, как правило, безошибочно считывается профессия и особенности нрава. Но увидев Виктора Романовича в длиннополом черном пальто, можно было решить, что этот подтянутый, бодрый человек со снежной сединой – актер Малого театра или академик. Генеральскую суть, честное слово, не распознаешь в нем в первую встречу. А вот богатый, образный язык бесподобного рассказчика и чуткого собеседника с первых же фраз выдает прирожденного педагога. У него редкий дар обратиться к незримому, к душе, и воздействовать на нее облагораживающее. Выбор мыслей – это ведь особое творчество.
Голос человека – его второе лицо. Его голос – десятилетиями отработанный на аудитории, окрашенный богатыми интонациями, чеканными фразировками, эмоциональными акцентами в нужном месте, завораживает, как и его заразительный смех и добрый, проницательный взгляд благородного, предупредительного, ироничного интеллигента. Его преисполняет высокая одухотворенность, обаятельный артистизм, сияющий добротой и мудростью.
Бывают же такие совпаденья человеческого содержания и формы!

В его послужном списке, где каждая подробность с ее сюжетной линией просится в киносценарий, на меня особое впечатление произвела строка – «Заслуженный работник культуры РСФСР». Это почетное звание военный профессионал в идеологической работе получил в 1976 году. Всю жизнь Виктор Романович занимался военно-патриотическим воспитанием, а патриотизм – не что иное, как синоним культуры духа. И размышлял он о патриотизме без расхожих истин, заговоренных слов и общих фраз:
– Патриотизм – это идеология и психология, политика и деятельность, что выражает особое, любовно-возвышенное, преданное отношение к Отечеству. Самое верное и важное определение патриотизма – это «любовь-ответственность». Такое понимание патриотизма позволяет провести четкую грань между «фанатством» всех мастей и тем, что по-настоящему нужно любому народу и его государству. Патриотизм делает народ и каждого человека ответственным за жизнь страны. Наши фронтовики – живые носители патриотического духа. У таких людей-исполинов великое мужество и самоотверженность. И боль за будущее Отечества…
В январе 2010 года по инициативе председателя Совета Московского Дома ветеранов войн и Вооруженных Сил генерал-лейтенанта авиации Вячеслава Григорьевича Михайлова был сформирован Совет старейшин из числа сотрудников Дома.

В состав Совета, работающего на общественных началах, вошли офицеры, генералы, прослужившие в армии и на флоте не менее сорока лет, и которым уже перевалило за восемьдесят. Учитывая огромный опыт и глубокие знания старейшин, председатель Совета Московского Дома ветеранов поручает им разработку самых проблемных и перспективных задач. На посту председателя Совета старейшин В.Р. Макаров достойно выполняет свою миссию политработника, пропагандиста, организатора-наставника.

– Старейшины – большая сила, от которой исходит жизненная мудрость, дальновидность, умение дать самый верный совет, – считает Виктор Романович. – Наши старейшины участвовали в проведении Всероссийского конкурса «Связь поколений», организованного Общественной палатой Российской Федерации. Этот конкурс помог привлечь к работе с ветеранами десятки тысяч молодых людей.

Общение молодежи с фронтовиками в Доме ветеранов, словно эмоциональный камертон, дает высокую и чистую ноту патриотического духа, способного настроить чувство собственной причастности к профессии защитника Отечества, – находит выразительное сравнение В.Р. Макаров. – Я постоянно замечал, как в общении с живыми носителями патриотического духа, углубляясь в историю событий и судеб, будущие защитники Отечества словно внутренне подтягиваются, соприкасаясь не просто с нравственными прописями, а с целым миром представлений о том, что такое самопожертвование, офицерская доблесть, действенная любовь к Отечеству. И охватывает порыв брать новые высоты, когда вокруг совсем немало примеров, с кого хотелось бы делать собственную жизнь. В годы моей молодости на меня похожее впечатление производили мои наставники и сослуживцы-фронтовики…

Не шутка быть себя моложе, труднее быть себя зрелей

Он чувствовал себя на крыльях, когда был принят в Ленинградское Краснознаменное училище военных сообщений имени М.В. Фрунзе. Но судьба решила испытать на прочность. Через месяц после зачисления курсант Макаров сильно простудился. Переохлаждение вызвало поражение речевого аппарата. Медицинские работники сообщили командованию о нецелесообразности дальнейшей учебы курсанта. Однако и товарищи по учебе, и командование подразделения уговорили начальника училища повременить с отчислением. Виктор чувствовал их моральную поддержку, упорно тренировал свою речь и вообще сдаваться не собирался, хотя болезнь прогрессировала и в какой-то момент казалась неодолимой. Конечно, он тогда выстоял и, вопреки настояниям медиков, остался в армейском строю. Однако преодолевать для многих неодолимое ему придется еще не раз.

В училище проходил турнир по боксу. Соперником Виктора Макарова, в арсенале которого были только прямой левый и прямой правый удары, выставили опытного второразрядника из другого училища. После первого раунда Виктор едва держался на ногах, а курсант-гость грубо нарушал ведение боя, прорывая защиту головой. Что было делать новичку на ринге? Прекратить бой? Да это было как-то неудобно. Битком набитый спортзал бурлил раскаленными эмоциями и взволнованно скандировал: «Витя, Витя, давай!» А Витя в полуобморочном состоянии даже не сразу понял, что победу присудили ему, потому что его соперник допустил три грубые ошибки. Конечно же, Виктор стал героем того дня и многих последующих.

Ленинградское Краснознаменное училище военных сообщений имени М.В. Фрунзе Виктор Макаров окончил с отличием. Шесть раз участвовал он в праздничных парадах – в мае и ноябре – на Дворцовой площади. Но главное, в те годы ему повезло с наставниками, которые запомнились на всю жизнь.
 Командир роты, капитан А. Кабанов на занятиях по огневой подготовке темпераментно внушал своим воспитанникам:
– Помните, товарищи курсанты, хорошая стрельба из пистолета украшает офицера!

Затем шел к огневому рубежу, делал пять выстрелов и все – в десятку. Он был чемпионом Ленинградского военного округа по стрельбе из личного оружия.
Запомнилось, как командир взвода, капитан Б. Орлов размышлял:
– Люди – как реки. Вода в них как будто одинаковая, но каждая река бывает то узкая, то широкая, то быстрая, то тихая, то мутная, то чистая. Так и люди – каждый проявляет то одни, то другие качества. И важно суметь вытянуть из человеческой сути как можно больше лучшего…

Любая река – не только символ движения времени и бытия, интуитивного постижения истины, но и препятствия и преград. Раздумывая о детской мальчишеской отваге, с которой бросался Витя Макаров «переныривать» речку Межу, понимаешь, что была в нем некая предрасположенность к преодолению преград. Но ни один провидец не распознал бы в тех дерзких погружениях на глазах у изумленной публики истоки его первой военной профессии, что была уготована ему хитрой режиссурой судьбы, которая словно подсказывала: «Жизнь – поток, потеря равновесия и снова поиск цели».

Замполиты, политруки, а по-прежнему – комиссары

В двадцать один год лейтенант Виктор Макаров стал командиром водолазного взвода и заместителем командира роты по политической части в железнодорожных войсках. Помимо диплома с отличием, он экстерном получил специальность «техник путей сообщения первого класса».
В его первом взводе, которым он командовал, еще продолжали служить солдаты и сержанты, призванные в 1942 году, не раз смотревшие в глаза смерти. Это были орденоносцы и профессионалы, водолазы, что называется, от бога. Вот кто помог в становлении молодого лейтенанта. Это была настоящая школа жизни, когда вместе с бывалыми бойцами ему довелось очищать реки, извлекать из них обрушенные в войну пролеты, строить мосты.

В сорокаградусные морозы зимой 1951 года воины-железнодорожники высаживались на дикий берег Иртыша и сразу же начинали устанавливать палатки. Предстояло пройти по бездорожью, сквозь снежные заносы и скалы, чтобы выполнить ответственное государственное задание: построить железнодорожную магистраль от города Зыряновска до Усть-Каменогорска с несколькими мостами через Иртыш. Дорога была очень нужна военно-промышленному комплексу. В экстремальных условиях трудились в три смены на земле, на воде и под водой, сооружая мостовые опоры.

Основательную подготовку офицера-воспитателя, профессионального идеологического работника он получил в Военно-педагогическом институте имени М.И. Калинина в Ленинграде и по окончании был направлен в Дальневосточный военный округ.

В.Р. Макаров служил в 19-й школе авиамехаников, в политотделе 303-й истребительной авиационной дивизии, начальником дивизионной партийной школы, в политотделе 1-й отдельной воздушной армии, в отделе пропаганды и агитации политуправления округа.
Главной заботой того времени была морально-психологическая закалка воинов в ходе учений при взаимодействии мотострелковых, танковых, артиллерийских, зенитно-ракетных войск и авиации. При этом обстоятельно разъяснялась военно-политическая обстановка. А она была напряженной, с реальными угрозами со стороны США.

Шла война против Вьетнама, вблизи располагались базы Пентагона. Учения проходили с боевой стрельбой, практическим бомбометанием, имитацией ядерного взрыва и его поражающих факторов. Проводились «обкатка» танков военнослужащими в окопах полного профиля, вождение танка под водой в обстановке, близкой к боевой. Естественно, нагрузка на психику воинов возрастала. И важно было установить, способны ли они в таких условиях успешно решать боевые задачи?

Приходилось исследовать воспитательный процесс, находить новые формы идейного воздействия на военнослужащих.
В это время в систему командирской подготовки Вооруженных Сил СССР был введен специальный курс по военной педагогике и психологии, и Виктор Романович Макаров стал одним из первых авторов, которые разрабатывали по этим проблемам курсы лекций, готовили учебные пособия, публиковали аналитические статьи. Все последующие годы он специализировался на психолого-педагогической проблематике, на темах морально-политической и психологической подготовки личного состава к современной войне.

Спешите радоваться жизни,ее обыденным дарам!

В конце 1970-х полковник В.Р. Макаров поехал в командировку на Урал. Соседкой по купе оказалась женщина с хорошим русским лицом, гладко заколотыми сзади волосами. Только подумалось, что она поразительно напоминает мудрую сказительницу из старинных русских сел, как попутчица предложила:
– Хотите, почитаю вам свои стихи? …Два пятака неразменных было у бабки моей… Два темных кружочка из меди прятала за образа, чтобы не просить у соседей грошик прикрыть глаза…

И в воображении возникла, как живая, бабушка Степанида Ильинична. Ведь у нее тоже были медные пятаки на случай… Вслушиваясь в стихотворные строчки, полковник В.Р. Макаров пытался понять: почему так до глубины души пронимают простые слова? И как можно было найти такие подходящие, правдивые фразы про его бабушку?

Строгая, красивая попутчица делала глоток горячего чая и продолжала читать под стук вагонных колес: «Вой­­на вломилась в отчий край. Единственный, как солнце в небе, лежал на блюде каравай…Он выпекался из пайковой, с древесной примесью муки, а мать неспешно и сурово его делила на куски. Той справедливой мерой с нею никто сравниться бы не смог. Кто был слабей – тому сытнее и толще резала кусок… Мать никого не обижала, за исключением себя».
 Полковник В.Р. Макаров почувствовал комок в горле. Вспомнилось военное детство, эвакуация, снежная, холодная зима в Мордовии, вечера у печки и мама, аккуратно резавшая ковригу ржаного хлеба.

Попутчица читала стихи просто, внятно, словно диктовала школьный диктант, без всякой актерской экзальтации и поэтического трепета. Но эта непритязательность, непритворность подобранных слов вызывали щемящую печаль. Откуда, ну откуда могла знать попутчица, читавшая стихи напевно, но сдержанно, что их мама, Мария Семёновна, делила хлеб на ломти и ломтики именно так – «неспешно и сурово»? В профиле попутчицы была иконописная строгость, прозорливость, печальное сочувствие и «ясные черты провинциальной красоты». Казалось, они были знакомы давным-давно, а ведь он даже не успел спросить, как ее зовут.
– Простите, как ваше имя-отчество? – решил уточнить полковник В.Р. Макаров.
– Людмила Константиновна… Татьяничева моя фамилия.

Оказалось, поэтесса переехала из Челябинска в Москву больше десяти лет назад, а ее малая родина – Ардатов Симбирской губернии теперь стал Мордовией. Вот уж воистину: бывают в жизни странные сближенья! Они подружились, потом не раз встречались и общались. Но через два года, в 1980 году Людмилы Татьяничевой не стало.

Только ближе к пятидесяти Виктор Романович почувствовал вкус к поэзии, и произошло это благодаря встрече с Людмилой Константиновной.
«Спешите радоваться жизни, ее обыденным дарам!» – этот поэтический призыв Л.К. Татьяничевой потом на долгие годы стал его вдохновляющим девизом.

Как слово наше отзовется

В 1968–1991 годах В.Р. Макаров служил в политическом управлении Сухопутных войск. Много было командировок по всей стране, длившихся нередко по 15–20 дней в месяц. Сухопутные войска в те времена были самым многочисленным видом Вооруженных Сил – 16 округов и четыре группы войск. Приоритетное место отводилось работе по сплочению воинских коллективов, укреплению единства армии и народа. Огромную роль играла работа на местах, в гарнизонах. Регулярно направлялись группы Главкомата Сухопутных войск в Афганистан. В.Р. Макаров лично побывал в большинстве гарнизонов, в том числе в Кандагаре, Шинданде, Джалалабаде, Кундузе, Пули-Хумри, Хайратоне, где работал в подразделениях саперов, боевых машин пехоты, на блокпостах, у автомобилистов, разведчиков, авиаторов, вместе с которыми участвовал в боевых операциях.

Много лет Виктор Романович был старшим инспектором политуправления Сухопутных войск по военно-учебным заведениям. Он курировал учебно-воспитательный процесс в пяти военных академиях, семи общевойсковых, семи танковых, восьми артиллерийских и зенитно-артиллерийских, четырех военно-политических и семи суворовских военных училищах, а также на Центральных курсах «Выстрел».
Генеральское звание получил он в 1981 году. Матушка, Мария Семёновна, дожила до этого события. Как же она гордилась своим старшим сыном! Возможно, это продлило ей жизнь. Она ушла в 93 года.

Прослужив без малого полвека, Виктор Романович Макаров уволился из Вооруженных Сил в 1991 году. Собирался немного отдохнуть, но передышки не получилось: позвонил генерал-лейтенант Вячеслав Григорьевич Михайлов и позвал на новое дело. Да такое, от какого отказаться было просто невозможно! Впервые в России создавался Московский Дом ветеранов как очаг социально-правовой поддержки и культурного отдыха старых солдат, отдавших многие годы своей жизни защите Отечества. В услугах этого Дома нуждалось всё больше и больше людей. И не только из-за преклонного возраста. Наступили тяжелые, времена, когда оскверняли выдающиеся достижения советского народа и его героев.
И тогда группа отважных энтузиастов во главе с генерал-лейтенантом В.Г. Михайловым взялась за создание Дома ветеранов – первого островка доброты и милосердия. И в эту нелегкую работу Виктор Романович ушел с головой...

Самый верный к сердцу путь

В Кронштадте стоит памятник великому нашему соотечественнику, однофамильцу Виктора Романовича – адмиралу Степану Осиповичу Макарову. На постаменте памятника адмиралу высечены два слова завета-предостережения: «Помни войну».
– Это предостережение актуально сегодня, в сложное время поиска пути исторического развития, когда наши недруги стремятся ослабить моральный дух народа и его готовность к защите Отечества, выбить нравственную опору патриотического воспитания, – убежден В.Р. Макаров. – Негативное влияние на общественное сознание оказала и девальвация духовных ценностей. Всё чаще приходится сталкиваться с цинизмом и равнодушием, немотивированной агрессивностью, неуважительным отношением к государству и ратному труду. В этих условиях неотложной задачей становится восстановление и развитие патриотического воспитания как духовной, морально-политической и психологической основы консолидации общества. Желание сохранить духовные ценности возникает тогда, когда появляется угроза их утраты, – дает афористичное определение Виктор Романович. – При всей противоречивости современного отношения к идеологической работе великое значение патриотического воспитания подтвердила наша Великая Победа и преодоление тяжелейших последствий войны.

А сегодня особенно необходимо воскресить в народе историческую память. Эта задача связана не только с почитанием своей военной истории, но и с проблемами возрождения нравственности, морали, с необходимостью преодоления жестокости, черствости и бездушия, затопившими и захватившими нас. Ведь отношение к погибшим, к памяти предков – элемент нашей угасшей культуры. А в изменении отношения к памяти погибших можно увидеть признак нашего возрождения как нации…

В Московском Доме ветеранов войн и Вооруженных Сил сложилась четкая система проведения крупномасштабных мероприятий, направленных на воспитание у молодежи чувства любви к Родине и ее героической истории. Традиционными стали встречи четырех поколений защитников Отечества и чествование офицерских династий, встречи фронтовиков, их детей и внуков в Большом театре, встречи Героев Советского Союза и Героев России со школьниками и допризывниками.

Активно ведут работу по военно-патриотическому воспитанию молодежи клубы ветеранов-военачальников, кавалеров полководческих орденов Г.К. Жукова, А.В. Суворова, М.И. Кутузова, Александра Невского. Прочные многолетние связи сложились с Московским суворовским училищем, кадетскими корпусами, общеобразовательными школами.

– Однако решительного перелома в патриотическом воспитании не наступило, – считает В.Р. Макаров. – Патриотизм не стал в полной мере объединяющей силой в обществе. Эту глыбу поднять трудно. В сегодняшней России не редкость, когда молодые люди принимают субкультуру неофашистов. Становится не по себе от того, что в ХХI веке пытаются исказить историю Великой Оте­­чественной войны. Но не может быть будущего, если чернить свое прошлое. Человек, не защищенный знанием прошлого своего Отечества, несчастен. Сохранение и развитие духовных ценностей – важнейший вектор возрождения России.
Патриотическое воспитание не может и не должно быть формальным, с пафосным пустословием, с заговоренными фразами о доблестях, о подвигах, о славе. Патриотизму невозможно научить по книге. Необходимо окунуться в поток событий, соприкоснуться вживую со свидетелями прошлых времен, чтобы душу, особенно юную, разбередила всенародная боль, сокрытая пологом времени.

– Богатство России – это не только ее недра, но и огромный творческий потенциал российского народа, наше единство, наша любовь к Родине. Именно национальное единство и патриотизм не раз решали судьбу нашей страны. Человек без патриотизма, по сути, не имеет своей страны. А «человек мира» это то же самое, что бездомный человек. Благодаря народному единству и патриотизму Россия стала великой державой и останется таковой на века, – убежден Виктор Романович. – Одна седьмая часть суши имеет все возможности для того, чтобы быть лидером. Наверное, нам не хватает самой малости – желания работать для этого. Не будем винить тех, кто, пережив перестройку и хаос лихих девяностых, охвачен духовной апатией. Но мы обязаны думать о том, как будут жить наши потомки. Нужно много трудиться. И, может быть, еще не одному поколению. И не только для «себя, любимых», но и для своих детей. Для своей страны. Разве есть иные способы?

Этот риторический вопрос словно подвел черту в нашем долгом разговоре о главном, о важном, о вечном, и преобразовался в многоточье. И в молчании генерал-майора была сжатая пружина, длиной в целую жизнь.

Марина ОРЛОВА