На земле, в небесах и на море

Несмотря на миротворческую риторику, НАТО неуклонно приближает свою систему противоракетной обороны к границам России.
Все помнят слова легендарной предвоенной песни: «Если завтра война, если завтра в поход…» – что можно сказать сегодня о готовности Российской армии к новым угрозам и вызовам?
Разговор об этом с Игорем Коротченко – главным редактором журнала «Национальная оборона», членом Общественного совета при Министерстве обороны РФ, директором Центра анализа мировой торговли оружием.

– Недавно, перед своей отставкой, главнокомандующий Объединенными вооруженными силами Европы, генерал Филипп Бридлав, заявил, что Путин за последние пять лет создал сильную армию…

– Оценки, которые американские военные дают сегодня российскому оружию, – это признание успехов России в области производства новых, современных, высокотехнологичных систем оружия по всем без исключениям сегментам.

– Что такое новые виды оружия?

– Это виды оружия, которые позволяют Вооруженным силам России иметь преимущества перед вероятным противником либо парировать его военные усилия. В первую очередь это оружие для обеспечения создания системы воздушно-космической обороны – зенитно-ракетные системы С-400 и новейшая перспективная С-500, разработка которой завершается в настоящее время. Это новые многофункциональные истребители поколения 4++, такие как Су-35, Су-30 СМ, многофункциональный истребитель-бомбардировщик Су-34. Задана работа и сегодня успешно реализуется проект по созданию истребителя пятого поколения Т-50.
В сегменте военно-морского флота мы имеем ракетоносные подводные крейсеры стратегического назначения класса «Борей», несущие межконтинентальные ракеты «Булава». А также многоцелевые под-водные лодки-охотники класса «Ясень», предназначенные для поражения подводных лодок, кораблей и береговых целей противника.
В сегменте бронетанковой техники – это новый танк пятого поколения «Армата», образцов которого нет у нашего вероятного противника. То есть по каждому из сегментов ведения вооруженной борьбы мы имеем высокоэффективные, многоплатформенные боевые комплексы, которые позволяют решать задачи самым эффективным образом.
Россия сегодня является страной, сохранившей компетенцию по производству во всех кластерах вооружения современной военной техники. Мы производим ее не только для Вооруженных сил России, но и на экспорт – для наших партнеров и союзников.

– Игорь Юрьевич, какое событие для Российской армии Вы отметили бы как самое важное по итогам 2015 года?

– Конечно, военную операцию в Сирии. Успех Российской армии здесь имел и серьезный политический резонанс – теперь уже сложно говорить об однополярном мире. В ходе сирийской операции развеян и миф о том, что главный аргумент России в современной войне – это ядерная кнопка. Все виды вооружений, разработанные и внедренные в Российской армии в 2000-е годы, хорошо зарекомендовали себя в ходе сирийской операции. Это уже названные мной Су-34,
Су-35, Су-30СМ, беспилотники. Впервые и с успехом в боевых действиях применялись крылатые ракеты воздушного базирования, впечатляют темпы, с которыми проводились воздушные операции. Огромной мощности удары по базам террористов нанесли и крылатые ракеты морского базирования класса «Калибр», а запущены они были с малых кораблей Кас­пийской флотилии. Высокий профессионализм продемонстрировал в ходе сирийской операции и генералитет –

настоящая элита современной армии. В целом наша армия в Сирии продемонстрировала, что способна эффективно решать боевые задачи на удаленных территориях, ведя современную войну неядерными средствами, показывая высокую устойчивость к любым вариантам угроз.

– Не может не тревожить всё возрастающая активность НАТО близ наших границ – новые аэродромы в Польше и Балтии. Идет продвижение к границам и инфраструктуры альянса. Чем ответим?

– Созданием надежной системы воздушно-космической обороны России. Модернизацией наших стратегических ядерных сил, перевод их на новые твердотопливные ракетные комплексы, разработанные в Московском институте теплотехники.

– Какой процент контракт-ников и срочников планируется установить в Российской армии?

– К 2017 году на один миллион военнослужащих планируется иметь 425 тыс. контракт-ников, 220 тыс. офицеров, все остальные – срочники.
В рамках этой пропорции соотношение контрактников и срочников оптимально. Армия должна иметь мобилизационный резерв, который формируется как раз за счет служащих по призыву.

– Игорь Юрьевич, не секрет, что за последние годы отношение к армии изменилось, и значительно. Служить вновь стало престижно. С чем связан этот важный для страны позитив?

– С тем, что российский народ вновь увидел в армии защитника национальных интересов государства, гаранта суверенитета и территориальной целостности страны. В Крыму, в Сирии, в ряде военных учений армия показала возросший уровень боеготовности. Авторитет армии растет и потому, что люди видят – теперь армия занимается исключительно своим профессиональным делом – боевой подготовкой.
Во многом изменение отношения к армии связано с фигурой министра обороны Сергея Шойгу, который имеет огромный кредит доверия в обществе, и его шаги за последние три года руководства направлены на улучшение положения в армии, повышение привлекательности службы.
И наконец, для тех, кто не прошел службу по призыву, будучи для нее негодным, нет перспектив для карьеры на государственной службе. Всё это в совокупности и повлияло на изменение отношения к армии в обществе.
Сегодня армия вновь престижна, количество уклонистов уменьшилось в разы. И все понимают, что армия – это важнейший государственный институт, пройдя через который молодой человек обретает возможности для дальнейшего карьерного роста на государственной службе.

– В свое время очень много говорилось о форме, вроде бы что-то Юдашкин разработал, но военные специалисты всё это всерьез не воспринимали… Что сегодня?

В настоящее время Российская армия располагает формой, которая считается одной из лучших в мире, 50 тыс. комплектов «Ратник» поступят в ближайший год в войска. Форма «Ратник» создана с учетом лучших западных образцов военной формы. Сегодня это признают все, включая специалистов НАТО: российский солдат экипирован в одну из лучших в мире форм, которая позволяет комфортно служить в самых разных географических зонах – от Сирии до Арктики. Для каждой географической климатической зоны разработан свой вариант формы.

– Каким целям служит вновь созданная федеральная структура – Национальная гвардия?

– Национальная гвардия – это ответ на повышение риска, прежде всего со стороны международного терроризма. Мы не можем исключать вероятность того, что будет раскачана ситуация в Центральной и Средней Азии, возможна масштабная инфильтрация боевиков ИГИЛ и других террористических формирований через постсоветское пространство уже непосредственно на территорию России. Мы должны учитывать такую опасность. Поэтому решение президента о создании Национальной гвардии – это шаг на опережение,  новое качество реагирования на возрастающие опасности. В данном случае это решение направлено на защиту жизни, здоровья, безопасности граждан Российской Федерации. Оно принято своевременно. Кроме того, Национальная гвардия при необходимости может быть задействована в борьбе с организованной преступностью, для пресечения попыток совершения цветной революции внутри России руками западных спецслужб. Эта федеральная структура будет напрямую подчиняться Президенту России Федерации.

– Что в Министерстве обороны и стране в целом в настоящее время делается для патриотического воспитания молодежи?

Сегодня в Министерстве обороны создан холдинг «Звезда», который занимается популяризацией армейской тематики, в том числе военной истории и т.д.
Под Москвой действует парк «Патриот», где ребята могут познакомиться с образцами современной военной техники.
Конечно же, нельзя недооценить значение патриотической акции «Бессмертный полк», призванной обеспечить связь поколений и преемственность солдат-победителей с нынешним поколением россиян. «Бессмертный полк» – важнейший эмоциональный стимул для каждого патриота, напоминающий нам: кто мы, куда идем, кому обязаны жизнью и свободой. Мы живем в непростое время: угрозы растут, давление на страну усиливается. Патриотизм – возможность, сплотившись вместе, пройти полосу испытаний и преодолеть все преграды.

Сергей Коршунов